Достойный след на земле

Говорят, когда человек уходит, на небе зажигается звездочка. В июльском небе-2016 зажглась звездочка имени Ольги Костюченко, женщины с большой буквы, оставившей на земле добрый след и только теплые воспоминания.

…Ольга Костюченко родилась на Славгородчине в многодетной семье. Жили небогато, поэтому родители с детства приучали детей к труду. Учиться Ольге нравилось, тем более, что учеба давалась ей легко, 7 классов закончила на отлично, но продолжить образование сразу не смогла — нужно было работать и помогать семье. Трудоустроилась на ферму. Но ей, невысокой, хрупкой девушке был явно не под силу тяжелый ручной труд в животноводстве, но она очень старалась работать так, чтобы не отставать от других. И ни разу не пожаловалась на трудности. И это при том, что фляга с молоком, вес которой был только на пару кг меньше, чем ее личный вес. Пожалел девчушку бригадир, перевели ее в полеводство, порекомендовал ее в полеводство. Тоже работа не из легких, но все ж не нужно горы навоза перелопачивать да фляги тяжеленные на телеги грузить. И словно крылья у Ольги выросли на новой работе. Днем работала в звене. А вечером за книжки усаживалась, постигала азы агрономии путем самообразования. Утром с девчатами из звена делилась полученными знаниями, и на практике тут же их опробировали. Не остались ее старания не замеченными — вскоре назначили девушку звеньевой по выращиванию кукурузы. Девчата в звене все были как на подбор — ответственные, добросовестные, во всем равнялись на свою звеньевую. И результат не заставил себя ждать: урожайность кукурузы по их звену оказалось самой высокой в стране. Ольгу Костюченко наградили медалью. Когда в семье немножко полегче стало финансово, Ольга решила пойти учиться — очень уж ей хотелось стать дипломированным специалистом. Отец пошел уговаривать председателя колхоза, чтобы отпустил ее учиться в Жиличский совхоз-техникум. Тот долго не соглашался, ссылаясь на то, что нет Ольге равноценной замены. И только когда его заверили, что девушка вернется в хозяйство дипломированным специалистом, дал ей необходимую справку-открепление. Ольга без проблем поступила в Жиличский совхоз-техникум на зоотехнический факультет. Она на тот момент чувствовала себя самым счастливым человеком на земле. Ей выделили место в общежитии, и Ольга впервые смогла отоспаться, т.к. занятия начинались гораздо позже, чем работа в колхозе. Учеба, общественная работа — как же это было здорово! А потом в ее сердце постучалась любовь в лице худощавого стройного голубоглазого Толи Володькина. Начитанный паренек был родом с Кировского района. Маму свою он не помнил, отец у него тоже умер рано, а мачехе после смерти отца он оказался не нужен. Ему в жизни везло на хороших людей, которые помогали ему и словом, и делом. Благодаря их помощи он смог окончить десятилетку, поступил в Жиличский совхоз-техникум. К сироте, который очень хотел учиться, отнеслись в техникуме с пониманием, и давали ему возможность подрабатывать: в летне-осеннее время он сторожил сад, выполнял также и другие оплачиваемы работы. И читал, читал много, запоем. Однажды, когда сторожил сад, услышал звонкий девичий смех. Выглянул на улицу и его внимание привлекли идущие мимо сада девушки. Решил подшутить над ними. Перегородил им дорогу, шутливо насупил брови:

— Где живешь? — грозно обратился к маленькой, худенькой девчушке с веселыми глазами.

— Против неба на земле! — звонко рассмеялась она, и, гордо вскину голову, подхватив подружку под руку, ушла. А Анатолий почувствовал, как потеплело на душе, как затрепетало его, еще не знающее настоящей любви сердце. Он без труда вычислил координаты незнакомки, и приложил максимум усилий, чтобы познакомиться с острой на язычок девушкой. А познакомившись с ней, понял, какое большое и доброе у нее сердце. Она, узнав о том, что он сирота, взяла над ним шефство. Ее волновало все: покушал ли он, как одет, как выглядит. Ему была приятна эта забота, и он отвечал Ольге тем же. После первого курса Ольгину группу для дальнейшей учебы перевели в Речицкий техникум. Хоть и говорят, что расстояние не сближает, Ольга и Анатолий не боялись предстоящей разлуки, ведь за расставаньем, как они считали, обязательно будет встреча. И первая встреча для Ольги стала большим сюрпризом. Она в тот день на рассвете уехала с отцом заготавливать дрова, вернулись домой почти за полночь, а дома ее ожидал Анатолий, который приехал к ней на велосипеде …за 90 км. Им было плохо и одиноко друг без друга, одиноко. Они осознали, что созданы друг для друга. Анатолий сделал любимой предложение стать его женой. Она ответила согласием, выдвинув единственное условие, что в замужестве останется на своей фамилии, чтобы не исчезла фамилия ее семьи, где были одни девочки. Разве мог Анатолий отказать любимой?

Доченька Леночка родилась, когда они еще были студентами. Хлопоты не помешали молодым родителям успешно закончить учебу.Ольга отлично сдала госэкзамены и получила красный диплом.

Их первым совместным рабочим местом стал совхоз «Реста» Чаусского района. Правда, поработали там не долго. В хозяйстве начали проводить сокращение, а так как их ничего там не держало — жилья не было, они решили уехать в Бобруйский район. На автовокзале Анатолий подошел к расписанию движения автобусов, и его глаза остановились на графе «п. Ленина», куда автобус ходил шесть раз в день. А тут как раз и автобус подошел. Анатолий, прикинув, что успеет вернуться к вечеру в город, купил билет и поехал в Ленина.Директор одноименного совхоза Ленина принял его тепло. Узнав, что он дипломированный агроном, предложил парню место бригадира комплексной бригады. Анатолий Иванович согласился. И не прогадал. Бригада была небольшая, работали в ней староверы.— Над ними стоять не нужно было — они работали честно, быстро, хорошо, не считаясь с личным временем, когда нужно было выполнить какую-то работу, — вспоминает Анатолий Иванович. — Я многому у них научился.

Да и сам он работал с полной самоотдачей. И вскоре руководство хозяйства перевело его бригадиром полеводческой бригады в Бояры. Участок работы увеличился во много раз. Он уходил на работу на рассвете и возвращался поздно вечером. В семье уже родилась вторая доченька Галечка, и Ольга, чтобы побольше времени проводить с дочурками, пошла работать в райпо в сельский магазин. Она с любовью занималась обустройством их нехитрого быта. Они жили в малюсенькой комнатушечке, где даже места не было для второй детской кровати — старшая Лена спала на кроватке, а для младшенькой составляли стулья, которые на ночь становились для нее кроваткой. Она научилась готовить из самых простых продуктов очень вкусные блюда. Ольга Ефимовна крутилась, как белка в колесе: помощи по дому от мужа она практически не видела: он уходил на рассвете и возвращался поздним вечером. Приходил домой настолько уставшим. Что у нее даже язык не поворачивался его о чем-то попросить. Полегче стало, когда подросли девочки и стали ей помогать. Галина, средняя дочь, с улыбкой вспомнила, как однажды мама, встретив отца, забежавшего домой, спросила: «Ну что, квартирант, покушать хоть успеешь?».

Старания Анатолия Ивановича дали свой результат. Показатели работы его бригады были самые высокие не только в районе, но и области. И в 1972 году ему предложили стать главным агрономом. Опыт работы у него уже был большой, багаж знаний — не меньший. На тот момент он уже получил высшее образование, закончив Горецкую сельскохозяйственную академию. А.Т. Глаз, председатель Бобруйского райисполкома, который приехал в хозяйство для разговора с ним, пообещал всевозможную поддержку и помощь. И сдержал свое слово, помогал всегда и во всем, поддерживал все инициативы и начинания главного агронома совхоза Ленина. На тот момент основной сферой деятельности совхоза было овощеводство. Выращивали капусту, морковь, свеклу, огурцы и другие овощи. Урожайность была у них самая высокая не только в области, но и в республике. Не раз занимали первые места в республике по урожайности капусты, яблок. Сад в те годы был самый знатный: молодой и уход за ним был профессиональный.

— Что характерно, не было у нас в хозяйстве лодырей и лентяев, горьких пьяниц, — вспоминает Анатолий Иванович. — С азартом люди работали, на совесть, был здоровый дух соперничества, от технологий старались не отходить, потому и процветало хозяйство. Народ уважал своих начальников, и если уж главный агроном сказал делать именно так, а не иначе, то это для полеводов и овощеводов было не обсуждаемое руководство к действию. А главный агроном, работая с раннего утра до ночи, еще умудрялся и книги по агрономии читать, с новыми технологиями выращивания овощей и других культур знакомился, в родном хозяйстве полученные знания применял. И, самое главное, сельчане доверяли своему главному агроному безоговорочно. Работали на совесть.

— Мне всегда везло на хороших людей, что на начальников, что на подчиненных, — не без гордости говорит Анатолий Иванович. — Это ведь так важно, когда со всех сторон тыл, тогда есть уверенность в себе и своих силах.

Дома у него тоже был надежный тыл. Для него Ольга была и безгранично любимой и любящей женщиной, и замечательной мамой их детям — двум дочерям, Лене и Гале, и сыну Юрию, и хозяйкой золотые руки. А, самое главное, она была ему другом, самым близким и надежным. Постепенно улучшались жилищные условия семьи. И в каждом новом доме Ольга Ефимовна умудрялась создать уют, там просто блестело чистотой, а с кухни всегда вкусно пахло едой. Она знала, что у мужа ненормированный рабочий день, что обед у него никогда не бывает по расписанию — такой уж трудовой ритм жизни он для себя выбрал, и потому, коль уж получилось у него попутно забежать домой на пару минут перекусить, поэтому, пока он мыл руки, на столе уже стояла еда. На огороде у Ольги Ефимовны также всегда был идеальный порядок. Мало того, имея мужа агронома, она старалась все выращивать по технологии, и у нее родило на участке все! А сколько цветов она высаживала вокруг! Ни один клочок земли не гулял. Дети, глядя на родителей, видя, как их уважают на селе, старались никогда и ни в чем их не подводить. Девочки в школе учились на отлично, Юра — на хорошо и отлично. Были активистами, первыми во всех делах.

— Мы же были дети главного агронома, и этот статус ко многому обязывал. Папу очень уважали, большим уважением пользовалась мама, и мы даже тень не могли бросить на их безукоризненную репутацию, — говорит Галина.

— А когда успевал воспитывать вас отец, если вы его из-за работы практически не видели? — полюбопытствовала я.

— Нам не нужны были нравоучения и морали. Нас воспитывали личным примером. Наши родители добросовестно относились ко всему, в работу вкладывали душу, мы никогда не слышали, чтобы они разговаривали на повышенных тонах или, хуже того, ссорились. Папа не пил и не курил. Наши родители относились друг к другу трепетно и очень уважительно. Мама всегда следила за тем, чтобы папа хорошо выглядел, был аккуратно одет. Он ведь даже на поля выезжал в туфлях и костюмчике, — вспоминает Галина. — А еще у нас всегда было большое хозяйство. Мы ведь с Леной высшее образование получали практически одновременно —Лена училась в Витебском мединституте, я — в Минском пединституте им. М. Танка. Родители всегда провожали нас на учебу с полными сумками, и деньги на учебу давали. Мы, будучи студентками, ни в чем не нуждались. Я приезжала часто, благо, Минск недалеко, сестра редко — Витебск дальше. Но мама с папой находили варианты регулярно отправлять ей продукты с оказией. За что мы им очень-очень благодарны.

Время летит неумолимо. И когда пришло время уйти на заслуженный отдых, Ольга Ефимовна и Анатолий Иванович в полной мере смогли уделять внимание друг другу и детям, а затем и родившимся внукам. Все бы хорошо, да в одночасье подкачало здоровье у Ольги Ефимовны: врачи констатировали инсульт. И открыто сказали родным, что вряд ли она встанет на ноги. Но родные были уверены в обратном — их дорогой человек, стержень их семьи обязательно вернется к полноценной жизни. Лена, зав. аптекой в Бобруйске, нашла дефицитное лекарство, которое должно было облегчить страдания дорогого им человека и стать отправной точкой к поправке. Любовь родных, лекарства и огромное желание женщины встать на ноги, сделали свое дело — она пошла на поправку. Все удивлялись, откуда в этой хрупкой женщине такая огромная сила воли. Логопедами при восстановлении речи были дети, навыки чтения восстанавливали по букварю и детским книжечкам. Постепенно стали слушаться руки и ноги. И как только Ольга Ефимовна худо-бедно встала на ноги, потребовала, чтобы ей принесли пылесос, и взялась по привычке наводить безукоризненную чистоту в своем доме. Потом вышла на огород, окинула все хозяйским взглядом и, засучив рукава, взялась за работу. Муж, дети вздохнули с облегчением — в этом она вся, их мамочка и жена — раз взялась за дело, значит, все в порядке.

Анатолий Иванович как мог оберегал свою любимую женщину, старался предугадать все ее планы, фронт работ, чтобы быстренько все сделать самому, чтобы ей как можно меньше работы досталось. Но она все равно находила работу своим трудолюбивым рукам. Ольга Ефимовна всегда думала о близких, старалась создать им комфорт. Помогла односельчанам, друзьям. И даже когда у нее случился повторный инсульт, она думала о муже и детях. Ее слова: «Там, в холодильнике, холодненький компотик из вишни…Вы пейте…» — лучшее тому подтверждение. В этот раз она не смогла преодолеть тяжелый недуг…

Смотрю на их фото, которое я делала для статьи. Мимо воли улыбаюсь. Вспомнила, как Ольга Ефимовна, прежде чем дать согласие на фото, опытным глазом окинула своего мужа, поправила ему волосы, одернула свитер, и только тогда, улыбнувшись, дала добро:

— Все, можно фотографировать.

А он смотрел на жену таким влюбленным и благодарным взглядом, что, честно сказать, я им по-доброму позавидовала — такие искренние чувства, проверенные годами, встречаются, к сожалению, не часто.

Елена БЕГУНОВИЧ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Печать
Вам также могут понравиться

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять меня о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: