Сайт о Бобруйске и бобруйчанах

ДО и ПОСЛЕ ДЕДА. Воспоминания об А.А. Санчуковском

Александр Александрович Санчуковский  личность в Бобруйске легендарная. Ведь именно под его руководством Бодруйский лесокомбинат, затем Бобруйский фанеро-дереообрабатывающий комбинат, на базе которого позднее было  создано   Бобруйское производственное деревообрабатывающее объединение «Бобруйскдрев» , и само объединение занимали лидирующие позиции в СССР. 

Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 января 1971 г.  Бобруйский фанеро-дереообрабатывающий комбинат был награжден орденом Октябрьской революции, а порядка  600 работников комбината были удостоены высоких правительственных наград. В январе 1971 г. на базе комбината создано  Под руководством А.А. Санчуковского объединение «Бобруйскдрев»  18 раз было  победителем Всесоюзного соцсоревнования. За отличную и бессменную работу в деревобрабатывающей отрасли Александр Александрович Санчуковский награждён орденами Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени. Александр Александрович был личностью многоранным человеком и кроме своих трудовых достижений, имел еще много достоинств, о которых с теплотой, любовью и глубокой признательностью вспоминают его самые близкие люди.

ПОСЛЕ

17 августа 1981 года. С этого дня жизнь большой и дружной  семьи Санчуковских разделилась на «до» и «после».

Вербки. Ранним утром в маленьком щитовом домике на берегу Березины беззаботно спали внуки Александра Александровича Санчуковского: два брата Саши и сестра Наташа.

Тихо, с тревогой в голосе, их разбудила невестка Сан Саныча Анна: «Дети, просыпайтесь. В доме беда».

Дети ещё не понимали насколько эта беда страшная. Но глаза Анны говорили о чем-то ужасном и непоправимом. Тридцатисемилетняя женщина была заплакана, её молодое лицо приобрело болезненный оттенок. Анна осторожно сообщила детям, что рано утром не стало их дедушки. Нужно быстро собраться, потому что за всеми скоро приедут, чтобы отвезти в Бобруйск.

 «За нами должен был приехать мой папа, – вспоминает Наталья. — Мы быстро собрались и молча стали ждать. Масштаба произошедшей трагедии я не осознавала в полной степени, но буквально оцепенела от страха перед случившимся. Было ощущение, что в Вербках перестали шуметь деревья, Березина остановила свое привычное течение, смолкли птицы.  Природа перестала дышать. И то короткое время, что мы провели в ожидании  папы — сына Александра Александровича — , показалось вечностью.

Приехал отец.  Тихо о чем-то поговорил с мамой.  Затем пригласил нас, детей, сесть за маленький столик перед домом, и тихо сказал: «Дедушки больше нет…» Папа попросил братьев быть мужественными. Ведь они уже мужчины, им по тринадцать лет. Мне было всего десять. Папа тихо обнял меня. Я слышала, как сильно бьется его сердце, чувствовала, как оцепенели его руки. Впервые видела своего отца таким растерянным, опустошенным. Но папа с достоинством выполнил свой последний сыновий долг».

В это время на улице Минской в Бобруйске, рядом с убитой горем вдовой Софьей Кузьминичной, были старший сын Виктор с супругой и младшая дочь Лилия с супругом.  В сильнейшем потрясении все ждали, когда домой привезут тело их любимого мужа и отца. Внуков отправили к родственнице на улицу Индустриальную. Софья Кузьминична знала, как сильно  внуки любили деда и, оберегая их,  решила оградить  детей от сильного стресса.

«На следующий день за нами приехал мой папа, – вспоминает Зайцев Саша, – Он сказал, что тело дедушки перевезли в дом культуры «Фандока», чтобы все, кто любил и уважал деда, могли с ним попрощаться. Как и дядя Саша, папа просил нас держаться мужественно, прощаясь с дедушкой».

Когда привезли внуков, Софья Кузьминична вышла из траурного зала. Она и без того держалась из последних сил и боялась, что её сердце не выдержит смотреть, как внуки прощаются со своим любимым дедом.

«Нас ввели в зал, – вспоминает Наталья,-  Было очень много людей. Тихо играла скорбная музыка.  Взрослые старались сохранять тишину. Подойдя ближе, я увидела море цветов и венков. На маленьких подушечках цвета кумача были прикреплены многочисленные дедушкины награды. В почетном карауле стояли пионеры и военные. На фоне красного знамени был установлен дедушкин портрет с траурными черными лентами. Моя младшая сестричка, которой к тому моменту было пять с половиной лет,  тихо плакала от страха. Я не боялась. С детской непосредственностью наблюдала за происходящим. Дедушка спокойно лежал и по-прежнему оставался родным. Страшнее всего было смотреть на наших старших. Тётя Лиля почернела от горя. Очень осунулись и вмиг постарели папа и дядя Витя».

«Мы недолго были в зале прощания. Попрощаться с дедушкой пришло огромное количество людей. Было понятно, что почти все пришедшие пойдут  на кладбище. Поэтому наши старшие приняли решение снова отвезти нас к родственнице, – рассказывает внук Саша Санчуковский, – Получается, что эти 15-20 минут в доме культуры и были нашим последним прощанием с дедом. Поэтому мы,  внуки, даже спустя 37 лет отчетливо помним тот скорбный день.

Тело с гробом было установлено на траурный лафет, который для церемонии прощания вертолетом был доставлен в Бобруйск из областного города. Траурная процессия тронулась от улицы Куйбышева и медленно проследовала по  площади «Фандока», по улицам Ленина и Шмидта. Казалось, что Александра Александровича вышел провожать весь город. Сотни людей, представители высших партийных и исполнительных органов республики и города, военнослужащие и работники объединения скорбно и молча провожали Сан Саныча к кладбищу на Минском шоссе.

Софья Кузьминична с трудом держалась на ногах от горя. Сыновья Виктор и Александр осторожно поддерживали свою мать, провожавшую любимого человека в последний путь.

 Накануне случившегося на базе  «Фандока» должны были состояться всесоюзные соревнования лесорубов. Объединение тщательно готовилось к их подготовке. Шутка ли,  в Бобруйск должны были съехаться лучшие представители всей союзной лесопромышленной отрасли. Как руководитель объединения, Александр Александрович принимал активное участие и держал весь подготовительный процесс на личном контроле. Необходимо было организовать всё по высшему разряду. Сан Саныч уходил на работу ранним утром и возвращался домой поздним вечером. Софья Кузьминична, которая всегда была надежным тылом и другом, понимала,  какой напряженный период переживает Сан Саныч. Однажды, за поздним ужином, супруг сказал ей: «Сонечка, если я переживу этот прием, то буду жить долго». За несколько дней до соревнований Санчуковскому стало плохо прямо в кабинете. Он был срочно госпитализирован. Была проведена срочная операция. Но на пятые сутки в пять утра Александра Александровича не стало.

«Я узнал о том, что дедушки не стало, гораздо позже, – вспоминает Игорь Санчуковский. — В момент семейной трагедии мне было 16 лет, и я был в пионерском лагере. Мне сообщили о кончине деда уже по возвращению в Минск. Накануне дедушка приезжал меня навестить. Мы долго гуляли с ним по берегу озера, о многом разговаривали. В моей памяти дед остался живым, энергичным, полным планов и идей».

 

ДО

Это было ПОСЛЕ. А что же было ДО?

Родился Александр Александрович в деревне Оголичи Петриковского района Гомельской области, 23 февраля 1918 года. Позже этот день станет официальным праздником и, как бы его не переименовывали впоследствии, этот день навсегда остается мужским днем.

Окончив в 1933 году Мозырьский педагогический техникум, свою трудовую карьеру Сан Саныч начал педагогом начальной школы. Молодой Александр понимал, что возрождающейся республике требуются образованные люди. Он отправился в Минск, где  закончил курсы финансово-экономического института. Затем по комсомольской путевке возводил город юности Комсомольск-на-Амуре. Так он попал на Дальний Восток, где был призван в ряды рабоче-крестьянской Красной армии. После службы Санчуковский остался на Дальнем Востоке. В Хабаровске работал главным бухгалтером треста столовых и ресторанов краевого отдела здравоохранения.

В 1938 году Александр Александрович с компанией друзей гулял по городу. Ребята зашли в клуб, где проходили девичьи  «спевки». Двадцатилетнему Александру приглянулась стройная молоденькая певунья. Вечером они встретились в том же клубе на танцах.  Шуструю  курносую девушку звали Софья Коноплева. Она работала в хабаровском отделении почты.  Родом из села Георгиевка, что на левом берегу реки Кия  в восьмидесяти километрах от Хабаровска. Вскоре Александр познакомился с родителями Софьи, которые благословили молодых.

 

Софья выросла в дружной и большой семье, в которой кроме неё было ещё шестеро детей: пять братьев и сестра. Все они родились в Георгиевке. В настоящий момент на Дальнем Востоке проживают племянники и племянницы Софьи Кузьминичны. Вся семья Коноплевых гордилась, что в далекой Беларуси у них есть замечательные родственники – семья Санчуковских.

Итак, им обоим по двадцать. Они молоды, неопытны, но полны надежд и планов. Соня учится быть хорошей хозяйкой. И, несмотря на то, что свои первые макароны она пыталась сварить в холодной воде, с годами Софья станет замечательным кулинаром. В семье молодых, с разницей без малого в два года, на свет появляются два сына: Виктор и Александр. На пороге 1941 год. В советских газетах ни слова о том, что война вот-вот начнется. В начале июня 1941 года Софья узнает, что снова беременна. Но ход истории не изменить…

22 июня страна вступает в страшную, многолетнюю и  кровопролитную войну.  Александр уходит защищать Родину. А молодая жена с двумя маленькими сыновьями на руках, в ожидании третьего ребенка, остается в Георгиевке. Она родит девочку в марте 1942 года, которую назовут Лилией. А тем временем Александр сражается на фронтах Великой Отечественной войны. Его стрелковая рота освобождает Можайск, Клин, Калинин. На Северном Кавказе особый батальон, где парторгом был старший лейтенант А. Санчуковский, прошел дорогами войны от Военно-Грузинской дороги до Таманского полуострова. Участвуя в боях под Новороссийском, Александр получает тяжелейшее ранение и чудом остается в живых. Снайперская пуля попадает в челюсть и проходит насквозь. Почти год Александр не может говорить. В госпитале ему будет сделано 18 операций.  С больничной койки он пишет своей Софье письмо, в котором сообщает, что был тяжело ранен, получил увечье, лишен речи и спрашивает, стоит ли ему, инвалиду, возвращаться домой.  Софья немедля отвечает, как она счастлива, что самый дорогой и любимый ЖИВ! Она и трое их детей с нетерпением ждут окончания войны и возвращения мужа и отца домой.

    Окрыленный вестями из дома, Александр Санчуковский быстро идет на поправку и после госпиталя возвращается в строй. Он продолжает службу в рядах действующей армии на Дальнем Востоке до завершения Второй мировой войны.

После войны,  кавалер орденов Ленина, работал на руководящих должностях в Пинске и Лунинце, а весной 1953 становится директором Бобруйского лесокомбината. С 1971 года и до конца своей жизни Александр Александрович был бессменным генеральным директором «Фандока».

Благодаря самоотверженному труду всего  коллектива  лесокомбинат превратился в производственное деревообрабатывающее объединение республиканского значения. К 1971  году в его состав вошли пять мебельных фабрик в Бобруйске, Могилеве, Жлобине и Рогачеве. Затем в состав объединения влились Бобруйский и Осиповичский леспромхозы. Ясно, что неоценимый вклад в развитие объединения внес лично Санчуковский. При Сан Саныче объединение стало гигантом деревообрабатывающей промышленности не только в  СССР, но и в Европе.

Без малого прошло 40 лет со дня смерти Санчуковского А.А., но и  по сегодняшний день его соратники и ученики вспоминают  уникальный  дар Сан Саныча – быть руководителем от Бога.

Это был очень одаренный и творческий человек, волевой и целеустремленный, настойчивый и требовательный к себе и подчиненным. Он шел впереди своего времени. Был приверженцем всего нового и прогрессивного. Ловил идеи на ходу и развивал их. Его главной заботой были люди. Чуткий и внимательный Сан Саныч умело воспитывал молодые кадры и смело выдвигал их на руководящие должности. Выдающийся организаторский талант и невероятная трудоспособность снискали Сан Санычу  колоссальный авторитет и уважение не только в республике, но и далеко за ее пределами. Это был человек большой души, скромный, неимоверно трудолюбивый, с огромным чувством долга.

ДЕТИ

Сегодня интерактивный мир перенасыщен  информацией и различными догмами. Мы читаем интересные факты из мира генетики. Учеными  доказано, что интеллект не передается от отца к сыну. То есть, если отец гениален, то его сын 100% не унаследует его генов. На примере детей Александра Александровича эта теория рушится полностью. Не только его сыновья были гениальными людьми, по человеческим качествам повторившие своего отца,  таковой была и его единственная, любимая дочь. Что объединяло детей Санчуковского: порядочность, чистосердечность, доброта, открытость, тяга к знаниям, щедрость, милосердность, цепкий ум, прекрасное чувство юмора, коммуникабельность, справедливость, ответственность, оптимизм и жизнелюбие.

На фото в первом ряду: первая слева – Софья Кузьминична, вторая слева – Лилия; во втором ряду второй слева – Виктор, третий слева – Александр, четвертый слева – Александр Александрович.

К сожалению, всех их уже нет в живых, поэтому будет уместно подробнее рассказать о каждом из них.

Первенец Сан Саныча  — Виктор Александрович Санчуковский

 

Виктор Александрович САНЧУКОВСКИЙ, сын.

Дочь Виктора Александровича Елена рассказывает о своем отце:

«Я всегда с огромной радостью вспоминаю то счастливое время, когда  были живы мои родные и близкие люди. И с огромной горечью воспринимаю все потери в нашей семье. С особой болью ощущаю уход папы. Эта боль, увы, не лечится годами. Ведь, когда не стало моего любимого папы, мне было всего лишь 14 лет, и я так нуждалась в отцовском тепле и его мужской поддержке.

Мой отец, Санчуковский Виктор Александрович, родился 5 мая 1939 года, в Хабаровске. Окончил среднюю школу в г. Бобруйске с золотой медалью. Учился и закончил в г. Ленинграде  институт инженеров железнодорожного транспорта. После окончания института был направлен на работу в г. Могилев, затем переведен в г. Бобруйск и далее продолжил работать по специальности. Активно занимался комсомольской работой, был избран секретарем горкома комсомола г. Бобруйска и через два года переведен на работу вторым секретарем в Осиповичский райисполком. Затем — работа первым секретарем райкома Гомеля. Через некоторое время  папу назначают первым секретарем горкома КПБ, в скором времени его переводят в аппарат ЦК КПБ инструктором отдела промышленности и транспорта. Так он попал на партийную работу…

Помню его очень добрым, внимательным и ласковым отцом. Он часто играл со мной, читал мне книги  и часто брал на прогулки в парк, где мы кормили белок.

В 1985 отца снова переводят в Гомель на работу с повышением в должности:  вторым секретарем обкома КПБ. А в апреле 1986 года случилась беда: авария на Чернобыльской АЭС. 27 апреля 1986 года мы с родителями были на даче, копались в грядках на участке, как вдруг, из-за леса, стала наплывать темная тяжелая туча…  Выглядела она угрожающе, и отец приказал всем идти в дом. Подходя к дому, мы услышали, что внутри разрывается «вертушка», телефон правительственной связи, который стоял даже на даче. Ответив на звонок, отец сразу стал крайне серьезен и заметно напряжен.  Некоторое время спустя, мы срочно выехали в город.

На этом наша спокойная, размеренная жизнь закончилась. Началось тревожное время… Отец круглосуточно пропадал на работе, приезжал в полевой форме, без знаков отличия, с дозиметром в верхнем кармане, долго мылся в ванной комнате, пытаясь смыть радиоактивную пыль. Затем, закрывшись на кухне, долго разговаривал с мамой. После этих разговоров мама  часто плакала…

В городе напряжение висело в воздухе. Информация о происходящем людям в полном объеме не сообщалась, так как вышестоящим московским руководством была дана команда – не создавать паники.

Город жил слухами и сплетнями, часть из которых не соответствовала действительности, что, по моему мнению, приводило к еще большим паническим настроениям. Люди дружно заклеивали газетами оконные рамы, пытаясь приостановить проникновение радиации в жилые помещения. И это весной-то! Все пили йод, разводя в стакане с водой. В школах детям стали выдавать по полстакана воды с йодом. Люди боялись попадать под дождь, пугались желтой пыльцы на лужах, которую сбивали дождевые капли.

Никто не понимал, как себя вести и что делать…  Многие хотели уехать или хотя бы вывезти детей из города. Помню, что нам домой часто звонили незнакомые люди с одним и тем же вопросом – вывез ли отец семью из города.

Чтобы избежать паники, руководство города решило не отменять 1 мая праздничную демонстрацию. И после официальной части отец, сказав надеть пионерский галстук и белые банты, до вечера гулял со мной по городу, показывая людям, что его семья находится в городе.

Период с 27 апреля по 09 мая 1986 года был самым тревожным. Все опасались худшего: взрыва на реакторе, но его удалось избежать, а также избежать паники и хаоса в городе. Все оставались на местах, продолжали выполнять свой долг и свои обязанности. Дети в мае закончили обучение и были отправлены из города на оздоровление.

Отец в это время вместе с первым секретарем обкома   Камаем А.С. и председателем облисполкома Граховским А.А. занимались вопросами отселения людей из 30-километровой зоны — зоны отчуждения. Он часто находился непосредственно в зоне отселения. Отец приезжал серый от пыли и переживаний. Принимая близко к сердцу происходящее,  в 1987 году он перенес инфаркт, а в 1988 году у него было диагностировано онкозаболевание, которое, как мы уверены, явилось следствием его постоянного нахождения в опасной зоне.

14 мая 1989 года, через 9 дней после своего 50-летия, которое он уже провел в больнице, папа умер. Проститься с отцом пришло очень много людей. На его могиле было  огромное количество цветов, которые не завяли даже через месяц. С почестями отец был похоронен  в Гомеле».

Второй сын   — Александр Александрович Санчуковский

Александр Александрович  САНЧУКОВСКИЙ. Сын.

Он родился 6 ноября 1940 г. в селе Георгиевка. Свои лидерские и, в первую очередь, личностные, качества Сан Саныч унаследовал от отца.

Александр с золотой медалью окончил среднюю школу. Отслужил в армии в Печах. Демобилизовался в звании старшего сержанта Окончил Белорусский политехнический институт, Высшую партийную школу им. К. Маркса при ЦК СЕПГ. Защитил  кандидатскую диссертацию по экономике.

Его трудовой путь начался в  1962 г. на Бобруйском машиностроительном заводе в должности старшего техника-технолога. Окончив институт, прошел путь на Минском радиозаводе от инженера-технолога до главного технолога.

Конечно же, инициативный, и уже по тем временам с инновационными методами управления  Александр Санчуковский был замечен руководством. И его начали продвигать по партийной линии. От заместителя секретаря парткома МПО «Горизонт» он «вырос» до первого секретаря Первомайского райкома партии г. Минска. Надо отметить, что при Санчуковском (1983-1986 гг.) первомайский район стал по всем показателем лучшим в столице.
В 1986 году Александру Александровичу поступает судьбоносное  предложение, которое решит всю его дальнейшую судьбу: возглавить убыточное и устаревшее предприятие «Горизонт». И, конечно же, он – стратег, промышленник, экономист – без колебания принимает предложение вернуться на свое родное предприятие. Из благополучного кресла руководителя самого процветающего района города Александр Александрович возглавляет убыточный завод, оперативно проводит  модернизацию предприятие и  начинает возводить «Горизонт» на Олимп.

У Санчуковского было чутье на профессиональных людей. Ему удалось собрать команду компетентных и творческих людей, которые, как и их руководитель, душой и сердцем радели за успехи своего предприятия. Он и сам всегда проявлял инициативу, рисковал и без боязни и сомнений брал на себя ответственность.

Александр Александрович был талантливым оратором. У него не было тяги к красивому словцу. Говорил открыто, искренно, четко. Говорил сердцем и душой! Никогда не уходил от «неприятных» вопросов, всегда отвечал прямо, глядя собеседнику в глаза. С первой встречи невероятно быстро располагал к себе людей.

Санчуковский обладал весьма завидным качеством: умением слУшать людей и слЫшать их. Под крылом Сан Саныча выросло множество прекрасных специалистов.

Вместе со своей командой Санчуковский задавал правильный курс кораблю и радовался каждой победе! Вспомните, «Горизонт» от устаревших ламповых телевизоров быстро перешел на «кубики».  Эти «кубики» тогда хотела купить каждая семья огромной страны СССР, а впоследствии и ряд европейских стран!

Александр Александрович всегда старался уловить все новое, передовое и непременно внедрить это в жизнь.

В январе 1990 года Сан Саныч стоял у истоков создания республиканского общественного объединения «Белорусская научно-промышленная ассоциация» (БНПА), которая долгие годы  являлась главным мозговым центром отечественного директората. Он поддержал идею создания «Приорбанка», который стал своеобразным финансовым локомотивом промышленности. В 1991 году Сан Саныч удостоен звания Лауреата Государственной премии СССР в области науки и техники.

Санчуковский был человеком европейских взглядов, при этом всегда оставался патриотом своей страны. После развала СССР он сохранял уверенность, что Беларусь всегда должна оставаться в добрососедстве с Россией и Украиной, одновременно наращивая экономические связи с европейскими странами. Сан Саныч относил развал Союза  к печальному историческому опыту в жизни народов большой страны. Но в тоже время подчеркивал, что, учитывая в какую сторону и с какими стратегическими планами движется мировое сообщество, республика уже не могла удержаться «в формуле СССР». Он обеими руками был за возрождение и сохранение национальной культуры, независимости, суверенитета, но, вместе с тем, выступал за экономическое объединение.

Александра Александровича Санчуковского не стало 21 февраля 2016 года. Курьезно, что прощались с Сан Санычем в день рождения его отца — 23 февраля. Его провожали не только постаревшие коллеги, друзья, работники «Горизонта», бывшие руководители города, соседи, но даже некоторые из тех, кто способствовал исходу управленческой элиты из активной деятельности страны.

Младшая и любимая дочь  – Санчуковская (Зайцева) Лилия Александровна

Лилия Александровна САНЧУКОВСКАЯ. Дочь.

Родилась Лилия 13 марта 1942 года в селе Георгиевка. Единственная девочка в семье всегда имела поддержку и защиту старших братьев. Сан Саныч безумно любил свою единственную дочь. И дочь не подводила. Среднюю школу закончила с серебряной медалью. Была очень активной и спортивной. Занималась легкой атлетикой. Неоднократно становилась победителем школьных, городских, областных и республиканских соревнований. С отличием закончила музыкальную школу по классу фортепиано.

После окончания школы Лилия Александровна поступила в Белорусский технологический институт им. С. М. Кирова (ныне Белорусский государственный технологический университет) на факультет деревообработки, который закончила с красным дипломом. После блестящего окончания института ей предлагают поступить в аспирантуру, закончив которую Лилия Александровна навечно связывает свою жизнь с преподаванием. Сначала она преподавала в Бобруйском лесотехническом техникуме. Затем переехала в Минск и вернулась в родные пенаты технологического института. Под её началом дипломы получили все руководители «Фандока», от среднего до высшего звена.

Параллельно с преподавательской Лилия Александровна ведет и научную деятельностью. Она выпустила в свет 5 книг и около 120 научных работ о деревообработке. Кроме этого, по заявке таких предприятий, как Бобруйская фабрика им. Халтурина, «Пинскдрев», «Молодечнодрев», «Фандок», «Минскпроектмебель» и др., она занималась проектной работой,  разрабатывала технические проекты цехов предприятий.

Одновременно Лилия защитила кандидатскую и получила степень кандидата технических наук.

Помимо прочего, Лилия Александровна состоялась как мать. Вспоминает Зайцев Александр: «Мама у меня была неповторимая. Подарок деду в моем лице она могла преподнести, конечно же,  только 1 января. Вот прямо из-за новогоднего стола и в роддом. Просили внука – пожалуйста!

С ней всегда было легко и просто. Настоящий друг. В детстве, конечно, как у всех детей и у меня были какие-то секреты от родителей, но в глобальном плане я всегда знал, что с любой проблемой, за любым советом надо идти к маме. Она была умной и мудрой. Разговаривала на равных. Любую проблему могла разложить по полочкам и показать правильный выход.

Мама очень хотела, чтобы я учился в музыкальной школе. Но, когда поняла, что мне не по душе нотная грамота, не стала на меня давить, а взяла за руку и отвела в спортивную секцию. Я восемь лет успешно занимался хоккеем в детской спортивной школе «Юность» на базе спортивного клуба «Динамо». Сюда же она привела и моего брата Санчуковского Сашу.

Именно она привила мне любовь к чтению. Я читал рекомендованные мамой книги взахлеб.

У меня была мечта стать военным офицером. И как бы маме не было тяжело отпускать меня, единственного ребенка,  сначала в казарму, а затем на службу на Дальний Восток, она поддержала все мои начинания.  К сожалению, когда я попал в Благовещенск, страна переживала бурные времена перестройки, армия приходила в упадок. Понятия офицерская доблесть и честь потеряли свою ценность. Начались масштабные сокращения, и я уволился из армии.

Мама, как и её родители, была очень гостеприимной и радушной хозяйкой. Очень любила принимать гостей и готовить для них свои фирменные блюда: утку с яблоками и фаршированную рыбу.

Не только я вырос в маминой любви и заботе. К счастью, она успела подарить свое тепло и ласку моим дочерям. С раннего детства мама занималась с внучками. Позже, когда они стали школьницами, она с удовольствием помогала девочкам подтянуть технические науки.

Я с радостью вспоминаю то время, когда мама была рядом. В моем сердце она навсегда».

Лилия Александровна – яркий и светлый человек. Единственная и любимая дочь Сан Саныча. Его любовь придавала Лилии уверенность. Умная, красивая, образованная всегда была в центре внимания.  Легко вступала в дискуссии, всегда отстаивала свою точку зрения, оперируя глубокими знаниями, поэтому в большинстве случае выходила из дебатов победителем. А отличное чувство юмора помогало ей не обидеть собеседника, а влюбить в себя.

У Лилии был внутренний стержень и четкая жизненная позиция. Если она занималась любимым делом, то была неутомимой. Не любила скуку и однообразие. В жизни была очень активна. Если намечала какую-то цель, то для её достижения направляла все силы и энергию, используя при этом невероятно продуктивное воображение, которое было присуще ей.

Лилию Александровну ценили за прямоту, щедрость и честность. За то, что была очень ответственной, всегда выполняла свои обещания. Лилия – легкий в общении, веселый, коммуникабельный человек.  Она всегда испытывала острую потребность быть в окружении людей. Наверно, поэтому очень любила свою профессию и своих студентов. Обладала редким  даром учить. Была демократичным педагогом. Не требовала от студентов «зубрежки», ей было важно научить их досконально разбираться в предмете. Отзывчивая и внимательная к другим,  готовая всегда прийти на помощь.

Обладала рациональным и аналитическим складом ума. Никогда не стремилась плыть по течению и всегда противостояла ударам судьбы.

С присущей самоиронией Лилия не боялась посмотреть на себя со стороны и объективно оценивать свои сильные и слабые стороны.

Она мало ценила материальные блага и не отличалась большими запросами.

Лилия Александровна прожила 71 год. Она очень хотела жить. До последних дней сохраняла бодрость духа, с оптимизмом смотрела в завтрашний день. И только самые близкие знали о её коварной болезни. Похоронена Лилия Александровна рядом с отцом и матерью в Бобруйске.

Дедушка и бабушка – одно целое

После окончания войны, в 1946 году Сан Саныч сказал: «Давай, Сонечка, будем собираться и поедем жить на мою родину!». Так Александр Александрович вернулся в любимую Беларусь. Да, все его дети родились в России, на Дальнем Востоке. Но, каждый из его внуков и правнуков родятся в Беларуси!

«Наши детские воспоминания, связанные с дедушкой, очень светлые и счастливые, — вспоминают внуки Санчуковского, — Каждый из нас  проводил в его доме какое-то время в течение года. Конечно же, вспоминая о дедушке невозможно не говорить о бабушке. Ведь они были единым целым, единым организмом. Дед обеспечивал «дрова для очага», бабушка была хранительницей этого очага.

Свою жизнь в Бобруйске семья начинала в частном секторе. Но со временем Санчуковские переехали в квартиру на улице Минской. Особая атмосфера царила в этой квартире. Для тех времен квартира считалась очень просторной, но обстановка здесь была абсолютно простой. Дед никогда не испытывал пристрастия к различного рода излишествам, никогда не стремился к личному обогащению, в быту он был неприхотлив и скромен. В зале стояла незатейливая секция, тахта, телевизор и большой обеденный стол – центр всего происходящего в семье. За этим столом проходили самые теплые вечера не только для нас, внуков, но и для любого гостя, пришедшего в этот дом. Гости бывали часто, и для нас эти визиты создавали особую атмосферу постоянного праздника. Бабушка  за считанные минуты виртуозно могла накрыть стол для неожиданных гостей, приготовив еду что называется «из топора». Дедушка умел задушевно, с большой заинтересованность поддержать разговор с собеседником. Только повзрослев, мы стали понимать, что в этот  гостеприимный и хлебосольный дом  приходили не только с  радостью. Приходили  и горем делиться, приходили за советом и с просьбами. Приходили поблагодарить, облегчить душу и даже за благословлением.

Но самыми приятными вечерами для деда были спокойные вечера, когда он брал карточную колоду и приглашал бабушку «перекинуться в картишки». За игрой они всегда что-то обсуждали, делились впечатлениями прошедшего дня. Оптимистка —  бабушка всегда шутила и своими рассказами смешила деда. Думается, что это и был для него самый лучший релакс. А уж когда азартному деду удавалось «навесить дурачков» бабушке (карточная игра «Дурак»), он уходил спать в прекрасном настроении. А бабушка никогда не обижалась. Только смеялась своим звонким смехом и всегда была в хорошем настроении. Она вообще была удивительной и мудрой женой. Надежным тылом, настоящим и преданным другом. Дом был крепкой крепостью для мужа. Бабушка нам говорила: «Дед голова! Я а шея! И если голова болит, шея всегда должна поворачивать голову в нужном направлении». Они и смотрели всегда в одном направлении. Бабушка никогда не перечила деду. Просто умела мудро и спокойно его убедить. Тонко, рассудительно, а зачастую и с юмором, обсуждала с ним «трудные» вопросы. И бесконечно была ему верна! На нашей памяти нет ни одного случая, чтобы кто-то из них даже голос повысил бы друг на друга! Это были высокие отношения. И в тоже время очень легкие и простые.

Мы, внуки, всегда с огромной радостью приезжали к дедушке с бабушкой. Ведь там у нас была райская жизнь! Бабушка Соня каждого из нас оздоравливала,  «откармливала» и образовывала. Она очень хорошо готовила, поэтому считала своим долгом постоянно пичкать нас всякими вкусностями. Зимой главным развлечением для нас были коньки. Каждый год во дворе дома ставилась «коробка», и заливался каток. Для мальчишек, конечно же, на катке главным развлечением был хоккей. Девчонки, поставленные опытной бабушкиной рукой на коньки буквально за считанные часы, потом щеголяли до алых щечек и ледышек на штанах. Бабушка говорила: «Не бойся падать, научись вставать!»

Бабушка очень хорошо пела, у нее был красивый и сильный голос, похожий на голос Зыкиной. Она разучивала с нами разные песни. Народные, военные, патриотические. Она всегда пела, когда готовила обед для деда. Румяная, веселая, в клубах ароматного пара, все делала легко и с удовольствием. Дед приезжал на обед, и к его приезду всегда был накрыт стол: закуска, первое, второе блюдо и обязательно собственноручно приготовленный морс или компот. Мы, внуки, где бы мы не находились, четко знали, что к  моменту приезда деда на обед, надо быть дома. Деда нельзя задерживать, а в его доме было принято  садиться за обеденный стол всем вместе. После обеда дед уходил в кабинет и дремал там минут двадцать. Этого времени ему было достаточно для отдыха, чтобы перезарядиться на вторую половину дня и, если потребуется, работать до позднего вечера.

Нас воспитывали в свободе. Без приказов и запретов. С нами разговаривали. Мы не боялись высказывать свое мнение. Дедушка и бабушка были нашими друзьями. Но при этом авторитет деда в семье был непререкаем. Это получалось как-то само собой. На нас не надо было повышать голос. Если мы по-детски  что-то делали не так, все было понятно только по одному взгляду деда. Это чувствовалось кожей. Но это не было чувство страха. Это было чувство огромного уважения!»

Особые воспоминания у каждого из нас связаны с летними каникулами. Лето – это Вербки, это маленькая жизнь, наполненная самыми яркими воспоминаниями!

В пятнадцати километрах от Бобруйска в 1970 году производственным объединением «Боруйскдрев» была построена база отдыха для сотрудников предприятия – «Вербки». Не затронув природной красоты на берегу Березины, под кронами вековых сосен выросли незатейливые щитовые домики. В этом раю мы – внуки Санчуковского Александра Александровича – в домике № 2 поочередно проводили летние каникулы. Неотапливаемый домик без удобств состоял из двух маленьких комнатушек и веранды. Для нас этот домик был целым миром. Бабушка затягивала веранду марлей, так веранда становилась  летней кухней. Там всегда что-то готовилось, всегда оттуда исходил вкусный запах. Вторая часть веранды на лето становилась дедушкиной спальней. Это была малюсенькая комнатка, в которую помещалась только  кровать. Здесь дед отдыхал и набирался сил после работы. Если лето было очень жарким, или в Вербки съезжались дети, то дед ставил возле домика обычную палатку и ночевал в ней.

Для бабушки Сони, как кажется, мы не создавали особых проблем.  Ведь в Вербках мы находили себе занятия с утра до вечера. Свежий воздух, всегда прекрасная погода делали свое дело. Мы, то охотились на ужей и ящериц, которые под палящим солнцем грелись на камнях, то наблюдали, как засыпают кувшинки и лилии, такие толстые и томные, застывшие на поверхности реки. Ходили загорать,  бегали в гости к соседям, ставили на летней общей кухне спектакли для отдыхающих, ловили рыбу, купались, катались на лодке. Одним словом, счастливее детства не придумать! Наши дети могут нам позавидовать! Без айфонов и планшетов мы были заняты с утра до вечера. И к началу учебного года возвращались в город загоревшими и полными сил продолжать «грызть гранит науки» и радовать взрослых своими маленькими победами!

Бабушка не смогла жить в Бобруйске после смерти дедушки и переехала в Минск. Она пережила своего супруга на 21 год. На 84 году жизни у нее случился инсульт, и несколько дней она пролежала в коме в доме дочери. Врачи не стали забирать бабушку в больницу. Развели руками: «Возраст, но сердце крепкое, надейтесь». Мы надеялись и все дни по очереди дежурили возле постели. 30 марта 2002 года, вечером она открыла глаза. Мы обрадовались и попробовали её побыстрее накормить. А она тихим, ослабленным и тонким голосом спела куплет дедушкиной любимой песни «Ой, бярозы ды сосны — партызанскія сёстры», закрыла глаза, снова провалилась в глубокий сон, а рано утром её не стало. Похоронена Софья Кузьминична в Бобруйске, рядом с мужем.

Традиции семьи Санчуковских

В семье Санчуковских, конечно же, были свои традиции. Самая главная из них -собираться на праздники всей семьей в доме деда. Дед очень любил эти дни, мы тоже.

В канун юбилейных дат наших дедушки и бабушки  родители всегда собирались на «конспиративной» кухне и устраивали мозговой штурм, сочиняя поздравительные песни. Потом раздавали нам текст, и все вместе разучивали музыкальный подарок. Так, к 60-летию дедушки на свет родилась перепевка известной тогда детской песни Шаинского  «Песня о дружбе». И по приезду в Бобруйск, нарядные и красиво расчесанные мы торжественно исполняли:

Если с дедом вышел в путь,

Если с дедом вышел в путь,

Веселей дорога!

Не боимся и чихнуть,

Не боимся и чихнуть,

Что нам непогода!

Что мне снег, что мне зной

Что мне дождик поливной,

Когда мой дед всегда со мной!!!

А на бабушкин юбилей мы перепевали «Голубой вагон»:

Жигули бегут, бегут качаются,

В жигулях сидят трое внучат.*

На семейный праздник собираемся,

Бабе Соне нынче шестьдесят.

*(трое, потому что Игорь и Алена приезжали из Гомеля)

 Занятные истории семьи

***

В апреле 1966 года, вернувшись с XXIII съезда КПСС, который состоялся в Кремлёвском Дворце съездов в Москве, Сан Саныч вручил Софье Кузьминичне диковинный фрукт. Вручил и забыл на несколько дней. А потом вспомнил и спрашивает: «Сонечка, а где фрукт заморский? Почему не кушаешь?». А Софья Кузьминична отвечает: «Так вот же он, в горшке. Я его посадила». Сан Саныч долго хохотал, разглядывая, как из горшка торчит зеленая корона ананаса. Съедобный плод был надежно и полностью посажен в землю и тщательно полит.

***

В семье Санчуковских династия Александров. Не только сын, но оба внука Сан Саныча тоже Александры.  Оба брата появились на свет в один год.  Сын Сан Саныча, в ожидании своего первенца,  точно знал, что назовет его в честь отца, и сын станет продолжателем  династии  Александров  Александровичей.   Дочь  Лилия родила мальчика 1 января, на четыре месяца раньше рождения ребенка в семье брата Александра и  сказала: «Я назову своего сына в честь отца. А вдруг у тебя родится девочка!» А в мае на свет появился ещё один внук, который, как и было запланировано, стал Александром Александровичем. Так в семье возникла сплошная путаница с Александрами. Раньше был старший и младший, а теперь появилось ещё два! Зайцев Саша был крупным малышом, щекастеньким, усидчивым. А Саша Санчуковский был худеньким и очень подвижным. Вот чтобы не было путаницы, бабушка называла одного Шуруп, а второго Винт. Так и зовут их в семье по сей день.

 ***

Февраль 1978 года. Все дети и внуки съехались на юбилей деда в Бобруйск. Приглашенных на праздник было много, поэтому его отмечали в пионерском лагере «Лесная сказка», который принадлежал комбинату. Продукты на банкет заказали в комбинатской столовой. Но бабушка Соня решила для десерта испечь свой фирменный хворост. Она пекла его в течение дня, и в итоге получился огромный таз сладкого, хрустящего, посыпанного сахарной пудрой лакомства. Рано утром таз торжественно должны были увезти к застолью. На ночь его оставили на кухне, бережно накрыв полотенцем.

Внуков Шурупа (Зайцева Сашу) и Винта (Санчуковского Сашу), которым тогда было по десять лет,  положили спать в кабинете деда, который находился напротив кухни.

«Когда взрослые улеглись спать, мы решили сходить в разведку и взять «языка», – вспоминают внуки. – «Языком» был таз с хворостом. Мы на цыпочках пробрались на кухню один раз. Потом вернулись ещё раз. Когда мы вернулись на кухню в третий раз, то решили, что «языка» надо брать в плен, то есть забрать к нам в комнату.  До утра мы пытали «языка», поедая вкусный хворост. Рано утром вернули практически пустой таз на кухню, накрыли его полотенцем и сытые тут же уснули. Проснулись мы от громкого смеха бабушки и взрывного хохота  наших старших. Найти виновников поедания банкетного десерта было просто, ведь у нас и нос, и ресницы, и щеки были в сахарной пудре. Нас не ругали, не наказали. Наоборот, из-за этой истории с хворостом, с самого утра квартира разрывалась от смеха. Так, в прекрасном настроении у всех начался праздник – юбилей деда!»

 Дед – наш дуб

Не только на комбинате Сан Саныча уважительно называли — Дед. С появлением внуков, он навечно стал Дедом и в семье.  Наши родители говорили:  «Дед – наш дуб, мы — его ветви, а вы —  листва». Листва уже давно переросла в ветви и пустила молодую поросль. Мы надеемся, что у каждого из нас присутствуют какие-то таланты, передавшиеся нам от деда и бабушки и от наших родителей. Мы открытые, творческие, коммуникабельные, честные. В своих профессиях – компетентны и успешны.  Мы умеем дружить и любить, гостеприимные и щедрые. У нас здоровое чувство юмора.

Все мы ощущаем особую связь с дедом. Каждый день чувствуем его незримое присутствие.  С удовольствием рассказываем нашим детям – правнукам Сан Саныча — , какие у нас были замечательные дедушка и бабушка. Мы гордимся и благодарим Бога, что родились  в этой прекрасной семье и с честью носим фамилию САНЧУКОВСКОГО.

 Наталья САНЧУКОВСКАЯ.

Соавторы:

Игорь САНЧУКОВСКИЙ, Александр ЗАЙЦЕВ,

Александр САНЧУКОВСКИЙ, Елена МАКАРОВА

СПРАВОЧНО: 

Санчуковский Игорь /53 года/ (сын Виктора Александровича).

С нуля построил успешную компанию «Сантрэйд-сервис» – это один из крупнейших оптовых операторов на рынке Республики Беларусь, специализирующихся на поставках строительных отделочных материалов.

Имеет дочь Татьяну (32 года), которая 8 лет назад родила Игорю внука, праправнука Сан Саныча – Никиту.

Макарова (Санчуковская) Елена /42 года/ (дочь Виктора Александровича).

Председатель правления товарищества собственников «Серебряные паруса». Под её чутким руководством жители четырех  высоток ежедневно получают лучший сервис и услуги.

Мать двоих сыновей: Артема (17 лет) и Алексея (7 лет).

Зайцев Александр /50 лет/ (сын Лилии Александровны).

Предприниматель. Занимается агротуризмом. На берегу Березины построил уютную агроусадьбу, куда с удовольствием приезжают не только белорусы, но и россияне, украинцы, поляки, немцы.

Имеет двух дочерей: Анастасию (23 года) и Алену (22 года).

Санчуковский Александр /49 лет/ (сын Александра Александровича).

Создал мебельное производство «Саистрэйд», которое занимается производством корпусной и встроенной мебели для офиса и дома по индивидуальным проектам.

Имеет сына Александра (27 лет).

Санчуковская Наталья /46 лет/ (дочь Александра Александровича).

Создала рекламное агентство «Тринити», которое оказывает услуги для таких крупных торговых марок  как Velcom, Мегатоп, МТС, Пятый элемент, Атлант, Белита, Лидское пиво, Wargaming, Милавица и мн.др.
Имеет сына  Артура (23 года).

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Печать
Вам также могут понравиться

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять меня о
avatar

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: