260 человек добровольно ушли из жизни в Могилевской области в прошлом году. Что происходит и как остановить волну самоубийств?

В наше время сообщения о суицидах, к сожалению, уже стали привычным делом. Что нужно изменить в обществе, чтобы предотвратить трагедии?

Цифры смерти

Статистика достаточно печальная — в 2016 году Беларусь занимала 3-е место в Европе по количеству самоубийств на душу населения. При этом в разных регионах РБ ситуация складывается различным образом. Национальный статистический комитет РБ дает нам следующие данные.

На 1-м месте по суицидам в 2017 году стоит Витебская область — 46,4 случая на 100 тысяч мужского населения. На 2-м — Минская область с показателем в 45,6 самоубийств. Могилевская область занимает 3-е место, здесь совершается 43,9 суицида на 100 тысяч мужчин. На 3-м месте стоит Могилевщина и по добровольному уходу из жизни среди женщин.

Точной цифры самоубийств, совершенных в Могилевской области в 2017 году, нам в открытых источниках не встретилось. Но ее приблизительно можно рассчитать, исходя из приведенных в «Демографическом сборнике-2018» данных по суицидам среди мужчин Могилевщины — напомним, 43,9 на 100 тысяч человек, и женщин — 7,6 на 100 тысяч.

С учетом того, что по данным Белстата в Могилевской области проживало в 2017 году 498,2 мужчин и 560,6 тысяч женщин, можно произвести соответствующие расчеты. За 2017 год в Могилевском регионе из жизни могли добровольно уйти около 260 человек

Надо также еще отметить, что, согласно мировой практике, на одно совершенное самоубийство приходится около 20 неудачных попыток убить себя.

При этом суицидальный показатель по Могилевщине значительно превосходит среднее значение по Беларуси — 36,7 случая среди мужчин. Значительно опережает могилевский регион и область с самым низким уровнем самоубийств — Брестскую, с ее 36,3 самоубийств на 100 тысяч мужчин и 3,7 для женщин. Меньше всего к суицидам склонны жители Минска — цифры здесь в 1,5-2 раза ниже общереспубликанских.

Почему в Беларуси в целом и на Могилевщине в частности такой высокий уровень самоубийств? Что заставляет граждан самой «стабильной» постсоветской республики добровольно уходить из жизни? Почти также часто, как и в увязшей в тяжелых социальных проблемах Украине? Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять — какие именно причины могут толкать наших земляков к роковому шагу?

Многие из нас могут привести такого рода печальные примеры, известные из СМИ или из личного опыта. Очень часто на обыденном уровне самоубийц считают людьми с нарушенной психикой. «Вот дурак», — крутят у виска пальцем обыватели в ответ на известие о том, что очередной человек сам оборвал свою жизнь. Зачастую наши официальные СМИ также называют причинами суицидов алкоголизм, психические отклонения и «антисоциальное» поведение совершивших их людей. Да, нередко бывает и такое. Но все ли так просто? Обратимся по этому поводу к мнению специалистов.

Экономическая петля

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) квалифицирует суицид как «преднамеренный акт убийства самого себя». Возьмите и отсчитайте 40 секунд — за это время в мире один человек покончит с собой. Почему люди нарушают важнейший инстинкт самосохранения и добровольно уничтожают сами себя?

Причин может быть множество. В прошлом в некоторых культурах существовали обязательные предписания ритуальных самоубийств в определенных случаях. Например, обряд «сэппуку» в Японии, более известный у нас как «харакири». Во многом такого рода акты были обусловлены религиозными установками или представлениями о корпоративной, сословной чести. В армии Российской империи офицеры в случае невозможности искупить запятнанную честь другим способом нередко пускали себе пулю в лоб. Своеобразные виды постепенного ухода из жизни имели место в буддистских практиках. В тоже время основные мировые религии запрещали самоубийство как «смертный грех».

В 2014 году вышел доклад ВОЗ «Предотвращение самоубийств. Глобальный императив», в котором рассматривается современная картина суицидов и их основные тенденции.

В докладе приводится широкий список факторов, ведущих к самоубийствам — отсутствие доступа к медицинской помощи, бедствия и войны, перемещения и стресс в новых культурных условиях, дискриминация и жестокое обращение, психические травмы и расстройства, алкоголь, безнадежность, чувство изоляции и отсутствие социальной поддержки, финансовые трудности и потеря работы, и другие. Слава богу, наш регион обошли военные конфликты и беженство, медицинская помощь еще доступна, а дискриминация не является пока общераспространенной практикой. Поэтому более актуальными для нас являются следующие пункты — начиная с психических травм и заканчивая безработицей, которая сама по себе уже калечит сознание человека.

В пользу самого серьезного влияния социально-экономических проблем на рост самоубийств говорит и белорусская статистика. Самый низкий показатель приходился на последний год БССР — в 1990 году в Могилевской области на 100 тысяч мужчин совершалось 39,2 суицида. Последующий развал экономики и социальной сферы и связанный с этим кризис ценностей вызвал резкий всплеск самоубийств — в 1995 году уже 57,2 суицида среди мужчин, в 2000-м — 69,8. За 10 лет количество самоубийц выросло на 50 процентов. Таким образом, «лихие» 90-е с их полной социальной дезинтеграцией — пик самоуничтожения среди населения Беларуси.

Существенное сокращение суицидов начинается с 2005 года, после определенной экономической стабилизации. В 2011 году самоубийства среди могилевских мужчин снижаются к отметке 42 случая на 100 тысяч. Но в 2015 году происходит очередной всплеск — уже 46 добровольных уходов из жизни. В 2016 году опять произошло снижение на один эпизод на 100 тысяч. Но в прошлом году эта плохая статистика вновь увеличилась на одну жизнь.

Теперь собственно о том, почему на Могилевщине уровень самоубийств и сегодня выше, чем в среднем по Беларуси. Вероятно, одним из главных факторов являются все те же социально-экономические причины. В мае 2018 года в Топ-3 самых бедных районов Беларуси на 3-месте был Хотимский район Могилевской области. Два других беднейших района относятся к Витебской области, которая, напомним, лидирует по суицидам. Согласно другой выборке, в Топ-10 самых бедных входят стразу 7 районов Витебщины и Мстиславский район Могилевской области. Кризис затронул крупные промышленные предприятия, но более всего поразил на Могилевщине село. Деградация сельскохозяйственного производства повлекла за собой развал социальной сферы — пострадали сельские школы, больницы, клубы, библиотеки. Многие деревни просто вымирают, в других царит полная беспросветность и безнадега. Как результат — лишенные нормальной работы и цивилизованного отдыха сельчане спиваются, время от времени убивают друг друга и самих себя.

И здесь статистика трагедий подтверждает нашу версию о теснейшей связи социально-экономических условий с проблемой самоубийств. Если в 2017 году в Могилевской области на 100 тысяч городских мужчин приходилось 28,6 случая, то на селе — 104 самоубийцы! Деревенские девушки и женщины также в три раза чаще кончают с собой, чем горожанки. Пора бить тревогу во все колокола!

Свою роль сыграла и Чернобыльская катастрофа и отселение «чернобыльцев».

Взаимопомощь как дорога к жизни

Теперь посмотрим в ту сторону, где ситуация несколько более благополучная. Возможно, здесь мы частично найдем ответы — как должно быть, чтобы свести беду к минимуму? В самом лучшем положении находится Минск — с его 17,7 самоубийства на 100 тысяч мужчин. Это вполне объяснимо — уровень доходов тут самый высокий, доступ к рабочим местам и медицине, включая психотерапевтов и психологов — наилучший. В столице реализуются различные социальные программы, здесь богатый выбор культурного досуга. Житель Минска имеет наилучшие возможности для самореализации и личного развития.

Но это — столица государства. Но вот в Брестской и Гродненской области показатели по самоубийствам — относительно невысоки. На Брестчине — даже ниже, чем в среднем по Беларуси. Соответствует ли средний уровень благосостояния в этих регионах показателям по смертности от суицидов? Возможно, что определенные особенности культуры жителей этого региона также влияют на ситуацию?

Действительно, не будем все валить на плохую экономику или власть. И надо также признать — сегодня в обществе сформировался дефицит участия и поддержки. Что, по классификации ВОЗ, тоже относится к одному из факторов риска. Безразличие и черствость людей, занятых выживанием и конкурентной борьбой друг с другом, встречаются на каждом шагу. Более того — в некоторых случаях равнодушие возводят в концепцию поведения «успешного» человека. Безответственные «психологи» на страницах крупнейших изданий, самозваные ведущие популярных тренингов учат — любите прежде всего себя, не слушайте никого, кто пытается поделиться с вами своими бедами и негативной информацией. Будь это хоть родная мать. Дескать, карму испортите. А между тем, международное медицинское сообщество говорит о важности такого института, как «вахтеры» — то есть волонтерах, которые смогут выслушать человека в критической ситуации, оказать ему первую помощь. И вообще о важности развития в обществе чувства сопереживания.

Юрий Глушаков, mogilev.online

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Печать
Вам также могут понравиться

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

avatar
  Subscribe  
Уведомлять меня о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: